Субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность стала представлять собой реальную угрозу для бенефициаров и руководителей компаний около 10 лет назад. Появление этого института можно назвать реакцией на массовое банкротство и ликвидацию бизнеса с долгами. Компании прекращали деятельность, исчезали, а долги оставались в подвешенном состоянии. При этом действенных инструментов влияния на должников у кредиторов не было. Таким инструментом и стала субсидиарка, позволяющая взыскивать задолженность с тех лиц, которые прямо или косвенно ответственны за образование долгов.

Что такое субсидиарная ответственность

Субсидиарная ответственность — дополнительная ответственность. Если основной должник не способен в полном объеме погасить свои долги, по ним отвечать будут контролирующие должника лица (КДЛ). В первую очередь к ответственности привлекаются бенефициары и руководители компаний. Однако не все подряд, а только те, которые действовали противоправно, неразумно и недобросовестно, что, в итоге, и повлекло негативные для должника последствия.

Привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности регулируют:

  • Глава III.2 Закона о банкротстве.
  • Статья 399 ГК РФ и ст. 53.1 ГК РФ.
  • Законы и нормативно-правовые акты, касающееся деятельности отдельных юридических лиц исходя из их организационной формы и отраслевой принадлежности.

Субсидиарная ответственность встречается и вне сферы коммерческих отношений. Например, к ней могут привлекать родителей несовершеннолетних детей, и такие дела подсудны судам общей юрисдикции. Но поскольку мы говорим о предпринимательской деятельности, то требования к контролирующим должника лицам рассматриваются в порядке арбитражного судопроизводства:

  • в рамках дела о банкротстве;
  • в качестве обособленного требования в деле о банкротстве;
  • как самостоятельный иск, не связанный с банкротством.

Основная масса дел о привлечении к субсидиарной ответственности, так и или иначе, порождается ситуацией банкротства основного должника. В этом случае арбитражный суд рассматривает иск в рамках процедуры банкротства, либо отдельно (обособлено) после завершения банкротства и исключения должника из ЕГРЮЛ. Однако так бывает не всегда.

Пункт 3.1 статьи 3 Закона об ООО, например, позволяет привлекать КДЛ к субсидиарке и в случае исключения недействующей компании-должника из ЕГРЮЛ. Да и в целом несостоятельность — это далеко не единственное обстоятельство, на фоне которого можно ставить вопрос о субсидиарной ответственности. Но зачастую именно банкротство подтверждает неспособность основного должника отвечать по своим обязательствам, поэтому такие дела более распространены, чем другие.

Если в деле фигурирует один ответчик и проигрывает процесс, то он будет отвечать перед кредитором (кредиторами) персонально. Когда же к субсидиарной ответственности привлечены несколько лиц, то они отвечают солидарно. Это означает, что кредиторы могут получить возмещение в полном объеме, например, только от одного ответчика, который, в свою очередь, получит после этого право регрессного требования к другим ответчикам.

Основания и условия наступления субсидиарной ответственности

В делах о банкротстве субсидиарная ответственность наступает в 2 случаях:

  1. Действия и (или) бездействие КДЛ привели к невозможности полного погашения должником требований кредиторов.
  2. Не исполнена обязанность по подаче заявления о признании должника банкротом или нарушен срок подачи такого заявления.

В первом случае несут субсидиарную ответственность контролирующие должника лица (КДЛ). Определение таких лиц дается в статье 61.10 Закона о банкротстве и сводится к следующим основным признакам:

  • Это физическое или юридическое лицо.
  • Такое лицо может или могло в течение последних 3 лет до появления признаков банкротства давать должнику обязательные указания или иным образом определять его действия.

Перечислены в статье и конкретные обстоятельства, которые говорят о контроле над должником:

  • возможность легально совершать сделки от имени должника;
  • определенное должностное положение в компании (например, главный бухгалтер, финдиректор);
  • родство или свойство с руководителем должника, членами его органов управления;
  • наличие контрольного пакета акций (голосов), в том числе совместно с заинтересованными лицами;
  • наличие определяющего влияния на руководство и органы управления.

Перечень не является закрытым, а значит, допускаются и иные формы влияния на решения и действия должника.

Пока не доказано иное, предполагается, что контролирующими должника лицами являются:

  • руководитель;
  • управляющая организация;
  • члены органов управления;
  • ликвидатор;
  • члены ликвидационной комиссии;
  • выгодоприобретатель от противоправного поведения лица, которое вправе было действовать от имени должника;
  • участник ООО или акционер АО, распоряжающийся более 50% долей (акций) в компании или более половиной голосов на общем собрании;
  • лицо, которое вправе назначать (избирать) руководителя компании.

Закон о банкротстве наделяет суды правом самостоятельно признавать лицо контролирующим должника, даже если оно не отвечает всем признакам, перечисленным в ст. 61.10, но для этого есть другие основания.

Оценка противоправного характера действий (бездействия) КДЛ — это тоже компетенция суда.

Вместе с тем, в ст. 61.11 Закона о банкротстве перечислены обстоятельства, которые заранее предполагают противоправность поведения:

  1. Совершение (одобрение) сделки или сделок, которые причинили существенный вред интересам кредитора.
  2. Утрата (непредставление) документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, искажение данных в них, отсутствие в них обязательных сведений.
  3. Утрата (непредставление) документов, хранение которых обязательно для конкретной компании.
  4. Превышение задолженности, которая образовалась из-за совершения преступлений, административных и (или) налоговых правонарушений, 50% размера всех требований кредиторов третьей очереди.
  5. Невнесение обязательных или внесение ложных сведений о компании в ЕГРЮЛ или в ЕФРСФДЮЛ.

Перечисленные обстоятельства применяются в контексте прав и обязанностей конкретного КДЛ. Лицо не может отвечать за те действия или бездействия, которые не входили в круг его возможностей.

Таким образом, для привлечения к субсидиарной ответственности необходимы:

  1. Признание ответчика лицом, контролирующим должника.
  2. Конкретное противоправное действие или бездействие.
  3. Невозможность должника полностью погасить требования кредиторов.
  4. Причинно-следственная связь между пунктами 2 и 3.
  5. Вина КДЛ в невозможности должника полностью погасить требования кредиторов.

Всё перечисленное доказывают истцы. Исключение – случаи, когда в соответствии со ст. 61.11 Закона о банкротстве определённые обстоятельства должны опровергать ответчики, а истцы освобождены от их доказывания.

Судебная практика последнего времени такова, что часто бенефициарам и руководству должника вменяются не какие-то конкретные действия или бездействие, а в целом недобросовестное и (или) неразумное поведение. Здесь, как правило, речь идет о системе решений и действий, операций и сделок, а также, возможно, о пассивном поведении. При этом отдельные решения или действия могут и не иметь противоправный характер, а вот их система — да. Пассивное поведение — тоже наказуемо. Порой под ним понимается, среди прочего, и непринятие всех возможных мер для погашения образовавшейся задолженности.

Банкротная и внебанкротная субсидиарка

Привлечение к субсидиарной ответственности возможно только в случае, когда основной должник неспособен исполнить требования кредиторов. Таким образом, первоначально должен быть решен этот вопрос. Признание должника банкротом — достаточное условие для предъявления требований к КДЛ. Поэтому в большинстве случаев именно в рамках таких дел поднимается вопрос о субсидиарке. Но что делать, если должник ликвидировался или исключен из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо? Таких примеров на практике немало.

Возможность привлечь КДЛ к субсидиарной ответственности позволяют, в частности, статья 53.1 ГК РФ и п. 3.1 статьи 3 Закона об ООО. В ряде случаев такой вариант даже проще, чем использовать возможности, предоставленные Законом о банкротстве. А иногда и единственный.

Внебанкротную субсидиарку нередко используют и для ситуаций, когда банкротство давно завершено, а долги остались. С другой стороны, отсутствие оснований для субсидиарной ответственности не исключает привлечение КДЛ к ответственности за убытки в рамках ст. 53.1 ГК РФ. В этом случае иск может быть подан в интересах должника, а за счет взысканных средств погашены, в том числе, требования кредиторов.

Судебная практика последнего времени однозначно свидетельствует о том, что ни банкротство, ни ликвидация, ни исключение компании из ЕГРЮЛ по другим основаниям не лишают кредиторов возможности привлекать контролирующих должника лиц к ответственности. И главное здесь — это доказать недобросовестность и неразумность поведения руководства и (или) бенефициаров, за которым последовали убытки, долги и другие негативные последствия. Да, это оценочные признаки, но бывает, достаточно и системы косвенных доказательств. Даже неосмотрительность при заключении одной сделки (например, не проверили контрагента и не убедились в его способности исполнить обязательства) может привести к признанию поведения недобросовестным и неразумным. Но в большинстве случаев речь идет все-таки о системе действий, связанных, например, с выводом активов, дроблением бизнеса, использованием номиналов, подставных, аффилированных компаний и т.п.

Эксперты предрекают, что 2020 год будет рекордным по количеству исков о субсидиарной ответственности, как банкротной, так и внебанкротной. Уже сейчас удовлетворяются порядка половины требований. У кредиторов много возможностей, и достаточно лишь правильно их использовать.

Полезные материалы по теме:

Оставить комментарий

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz