Что нужно знать о разбирательстве в третейских судах?

Оглавление:

Принципы третейского судопроизводства пришли к нам из глубины веков, когда граждане, не поладив между собой, могли обратиться не к «официальному» судье, а к какому-то уважаемому человеку. Он выслушивал позиции обеих конфликтующих сторон и выносил вердикт, обязательный для обоих оппонентов.

Современный третейский суд, в сущности, представляет собой инкарнацию подобных обращений за правосудием. Суть осталась та же самая: третейский суд – негосударственный орган, и не является частью «официальной» федеральной судебной системы.

Более 10 лет в России действовал Федеральный закон «О третейских судах». С 1 сентября 2016 года он утратил силу, и ему на смену пришел ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Этот нормативно-правовой акт стал основой для реформирования системы третейского разбирательства. Ставка сделана на качество негосударственного арбитража и, соответственно, повышение требований к судам, судьям и процедурам.

Устойчивые мифы о третейских судах

Среди людей, «слышавших звон» о третейских судах, однако лично не сталкивающихся с третейским разрешением споров, растут и множатся различные мифы, связанные с этой формой судопроизводства. Вот яркие их примеры:

  • Миф № 1: В третейском суде все правила устанавливают сами стороны, без использования всяких непонятных кодексов с их бесконечными «заморочками», и это облегчает все дело.
  • Миф № 2: Разбирательство в третейском суде всегда проходит гораздо быстрее, чем в арбитраже, и требует меньше волокиты, а решение исполняется сразу после вынесения.
  • Миф № 3: Обращение к третейским судьям обойдется дешевле, чем арбитражное рассмотрение.

К сожалению, это не просто мифы. Их вовсю возводят в разряд преимуществ третейского разбирательства. Насколько это все соответствует действительности, мы разберемся в статье. Но прежде чем расставлять точки над «i», расскажем, на основании каких принципов организовываются и работают третейские суды.

Виды и организация третейских судов

Для того чтобы получить возможность прибегнуть к услугам третейских судей, стороны должны при подписании договора сделать в нем арбитражную оговорку (ранее – третейская оговорка). Тем самым стороны соглашаются, что при возникновении разногласий по вопросам, связанным с этим договором, разрешаться эти разногласия будут в рамках третейского разбирательства.

Отсутствие в договоре оговорки не мешает сторонам заключить соглашение по мере необходимости. Это соглашение называется арбитражным (ранее – третейское соглашение) и должно иметь письменную форму.

Соглашение о рассмотрении спора третейским судом может иметь и иные варианты заключения. Все возможные из них перечислены в ст. 7 Закона об арбитраже. Так, например, согласие может быть включено в текст процессуального документа (иск, отзыв на иск и др.), которыми стороны обмениваются. Ну а самый простой вариант – обмен электронными письмами с ясно выраженным намерением передать спор на рассмотрение третейского суда.

Подсудность третейского суда очень широка. Это практически любые гражданско-правовые споры, вытекающие как из договора, так и из законного основания. Единственное ограничение – споры, по которым третейское разбирательство прямо запрещено или ограничено законом.

В современной России действовали и продолжают действовать третейские суды 2 видов: постоянно действующие и формируемые для разрешения конкретного спора. Только сегодня, после реформы, организация и функционирование таких судов базируются на других принципах, чем до 1 сентября 2016 года. Серьезно ужесточились и «правила игры».

  • Постоянно действующие третейские суды теперь именуются арбитражными учреждениями. Новое законодательство стало предъявлять к ним более жесткие требования, что привело к резкому сокращению количества таких судов. Было более 1500. Осталось всего 4 суда: Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ, Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ, Российский арбитражный центр при АНО «Российский Институт современного арбитража» и Арбитражный центр при Общероссийской общественной организации «Российский союз промышленников и предпринимателей». Арбитражные учреждения, в отличие от ранее действовавших чуть ли не повсеместно третейских судов, во многом стали подконтрольными государству. Да, они вправе самостоятельно регламентировать свою деятельность, но чтобы создать учреждение, нужно решение Правительства РФ.
  • Третейский суд, созданный для разрешения конкретного спора. Как понятно из названия, такой суд стороны вправе создать самостоятельно и на срок разбирательства по делу. Реформа внесла серьезные изменения в деятельность, а главное, возможности таких судов. Законом им прямо запрещено назначать, заменять арбитров, прекращать их полномочия, решать вопросы отвода и выполнять другие функции администрирования. Создавая такой суд, стороны должны очень серьезно продумать и обязательно согласовать правила его работы, ведь постоянно действующих регламентов и инструкций в данном случае нет. Такие суды не вправе рассматривать корпоративные споры, обращаться за содействием в получении доказательств в арбитражные суды и СОЮ. Стороны, не могут закрепить в соглашении окончательность решения третейского суда.

Ужесточение законодательства в сфере третейского разбирательства не было самоцелью. Стояла задача убрать с рынка «карманные» суды, которые за «долю малую» готовы были выносить решения в пользу конкретного участника независимо от доказательственной базы. В итоге же, оказалось, реформа серьезно почистила всю систему и, увы, не добавила большой популярности негосударственным судебным институтам. Нельзя не обратить внимания и на снижение уровня доступности третейского разбирательства в арбитражных учреждениях. А создание «своего» суда под конкретное дело – не такая уж и простая задача, как с юридической, так и практической точки зрения.

А теперь пройдемся по 3 главным мифам:

  • Времена, когда можно было свободно устанавливать свои правила игры, канули в лету. Вариантов немного: либо подчиняться регламентам арбитражных учреждений, либо изучать досконально Закон об арбитраже и с точным его соблюдением готовить свой «процессуальный кодекс» под конкретное дело.
  • Не всегда разбирательство в третейском суде быстрее, чем в арбитраже. Все зависит от сути спора, доказательственной базы. Если же начать «заморачиваться» со своим судом и процессом, то времени уйдет еще больше. И, самое главное, если что-то пойдет с третейским судебным решением не так, обращаться все равно придется в арбитражный суд или СОЮ – по поводу обжалования или получения исполнительного листа. А это, по сути, 2-3 процесса вместо одного в государственном суде.
  • Дешевизна третейского разбирательства – весьма спорное утверждение. Юристы все равно понадобятся. Территориальная доступность третейских судов оставляет желать лучшего, а значит, придется раскошелиться на командировочные, проживание, билеты и пр. Да и сам процесс – недешевое удовольствие./li>

У третейского разбирательства есть много ярых сторонников, которые активно доказывают, что лучше таких процессов нет ничего. Но достаточно посмотреть на «популярность» третейских судов, и все станет ясно. Если бы преимущества были очевидны и неоспоримы, вряд ли бы и малый, и крупный бизнес отдавал бы предпочтение арбитражным судам – все бы шли в третейский суд, ну, или создавали бы свой.

10 отличий третейского суда от арбитражного суда

Независимость судей


В арбитражном производстве одним из базовых, первичных принципов, на котором построена вся система судопроизводства, является принцип независимости судей. Закон, гарантируя, что судья будет независим и беспристрастен при принятии решения, страхует его от давления со стороны третьих лиц и какого-либо вмешательства в судебный процесс.

Независимость судей в третейских судах никак не гарантирована. Да, в законодательстве прописано, что судья должен быть в состоянии обеспечить объективное рассмотрение дела. Повысились и требования к уровню судей. Однако никаких практических гарантий данного постулата, в отличие от ситуации с судьями государственного суда, не предусмотрено.

«А судьи кто?.. » или немного о предъявляемых к ним требованиях


В арбитражном суде судьей может быть только гражданин Российской Федерации. У него должно быть высшее юридическое образование. При его назначении проходят проверки по поводу того, был ли он судим, состоит ли на учете в психоневрологическом или наркодиспансере, были ли какие-либо ограничения в дееспособности. При установлении наличия хотя бы одного из этих фактов назначение судьи запрещается. Сам процесс отбора, назначения на должность и утверждения может растянуться на годы.

Для судей третейского суда нет ограничений в гражданстве. Для третейского судьи, разрешающего спор единолично, высшее юридическое образование требуется в обязательном порядке. Но при рассмотрении дела коллегией из 3 судей такое образование закон требует только от ее председателя. Каким может быть образование и реальные профессиональные навыки у двух оставшихся судьей, закон умалчивает. Он также требует от судей третейского суда не обладать никакими «порочащими чертами» — судимостью, профессиональной дисквалификацией, различного рода зависимостями, психологической и иной неадекватностью. Но фактически никакие гарантии того, что факт отсутствия этих признаков был кем-либо проверен при назначении судьи, законом не установлены. Остается полагаться только на репутацию арбитражного учреждения и конкретного человека.

Методика назначения судьи для конкретного дела


В арбитраже действует корпус профессиональных судей. Все поступающие дела разносятся по конкретным судьям согласно автоматизированной системе распределения. Закон не предоставляет для сторон возможности выбрать судей для разбирательства по конкретному делу. Более того, «обходные пути» здесь не приветствуются и могут повлечь не самые лучшие последствия для «попавшейся» на этом стороны (даже если официально эти последствия реализовать нельзя, то «человеческий фактор» в судах никто не отменял).

В третейском суде методика назначения судей в то или иное дело диаметрально противоположна: стороны могут выбрать судью по своему усмотрению. По общему правилу избирается коллегия из трех судей (главное при избрании коллегии любой численности – нечетное количество участников). В каждом арбитражном учреждении есть своя методика назначения судей – закон лишь очерчивает рамки. При этом истец или ответчик, с одной стороны, не имеет информации об уровне профессионализма и образования назначенных судей, с другой – изменить что-то в этой ситуации он не правомочен.

Стороны, организуя «одноразовый» третейский суд, приглашают судей по согласованию. При отсутствии предварительной договоренности об этом каждая сторона избирает одного арбитра, а эти двое избранных решают, кто будет третьим. При этом попавшей в сферу третейского судопроизводства стороне по делу неизвестно, знакомы ли избранные судьи за пределами судебного разбирательства, и какие между ними могут быть отношения. Вопрос их профессионализма также остается открытым. Зато извечное желание истца или ответчика «подобрать правильного судью» в данном случае вполне реализуемо. Во многом из-за этого и возникла идея реформирования третейского разбирательства.

А так ли уж плоха «волокита»?


Вернемся к мифу № 2 — о том, что разбирательство в третейском суде всегда проходит гораздо быстрее, чем в арбитраже, и требует меньше волокиты, а решение исполняется сразу после вынесения.

В арбитраже все процессуальные сроки регламентируются АПК, который предусматривает для работников аппарата суда и судей применение дисциплинарных мер при нарушении этих сроков и затягивании дела.

В третейском суде определение данных сроков обычно остается на усмотрение сторон или суда (в зависимости от того, каковы условия, указанные в арбитражном соглашении и регламенте суда). Возможности их сократить каким-то образом законодательство не предоставляет, за исключением случаев, когда стороны предвидели и обговорили этот вопрос заранее. Но обычно при подписании договора его стороны меньше всего настроены думать о том, чтобы обговорить все детально и подробно.

В каком из двух категорий судов процесс разбирательства пройдет быстрее – вопрос спорный. Но если в арбитражном суде есть возможность контроля этих моментов, то в третейском ее обычно нет.

Кроме того, стоит учесть следующее обстоятельство: законом действительно установлены случаи, когда решение, вынесенное третейским судом, может быть исполнено немедленно – если в самом решении срок его исполнения не установлен (в иных случаях оно исполняется в указанные в решении сроки). Но сам третейский суд не уполномочен выдавать исполнительные листы – на это имеет право только компетентный суд.

Выигравшей стороне придется собрать пакет документов, обосновывающих этот исполнительный лист, предоставить его в компетентный суд и ждать в течение месяца, пока судья этого суда рассмотрит заявление о выдаче исполнительного листа. По результатам этого рассмотрения суд может удовлетворить заявление и выдать исполнительный лист, а может и отказать – тогда отказ придется обжаловать в обычном порядке в вышестоящий суд.

И нельзя забывать о том, что само по себе получение исполнительного листа еще не означает его немедленное исполнение. А процедуры исполнительного производства по решениям третейского суда правилам третейского разбирательства не подчиняются и, следовательно, ничем не отличаются от обычного исполнительного производства.

Какова стоимость рассмотрения дела


Миф № 3: Обращение к третейским судьям обойдется дешевле, чем арбитражное рассмотрение.

Госпошлина в арбитраже регламентирована Налоговым кодексом РФ. Рассмотрение исков имущественного характера оплачивается в зависимости от цены иска с использованием фиксированной формулы расчета. По делам других категорий также установлены конкретные цифры стоимости. Следовательно, при обдумывании перспектив дела стороне достаточно заглянуть в НК РФ для понимания того, во сколько обойдется процедура разбирательства.

Сбор в третейском суде (стоимость рассмотрения дела) никем централизованно не устанавливается. Его величина самостоятельно может быть определена сторонами (при создании временного третейского суда) или установлена регламентом (правилами, положением) арбитражного учреждения. При этом принцип расчета стоимости рассмотрения дела может быть любым.

Если в арбитражном соглашении указан конкретный третейский суд, который императивно установил фиксированную стоимость рассмотрения дела, то сторона-инициатор судебного разбирательства должна будет уплачивать эту цену независимо от размеров исковых требований. В практике нередко случается, что цена иска бывает меньше размера третейского сбора, но закон считает, что это уже проблемы стороны по договору. Так что соответствие мифа № 3 действительности – вопрос очень и очень спорный.

Высшие суды, комментируя подобные ситуации, исходят из того, что действующее законодательство не устанавливает какую-либо зависимость размера третейского сбора от цены иска и, заключая арбитражную оговорку с указанием конкретного суда, предприниматель должен проявить должную степень осмотрительности и ознакомиться с установочными документами суда до подписания договора, в который включена эта оговорка.

Определение суда, который компетентен рассматривать спор


Вопрос о компетентности арбитражного суда в рассмотрении того или иного спора регламентируется АПК (арбитражный процессуальный кодекс).

Третейский суд, руководствуясь арбитражным соглашением (оговоркой), самостоятельно решает, компетентен ли он рассматривать тот или иной спор. Даже если одна из сторон по делу считает арбитражное соглашение незаключенным или недействительным, решение по этому вопросу принимает третейский суд. Возможный вариант решения проблемы – отмена решения третейского суда в государственном суде. Но, опять же, зачем тогда прибегать к третейскому разбирательству, если все равно придется идти в арбитраж или СОЮ? Одни расходы времени и денег.

Процессуальный порядок разбирательства


В арбитражном процессе большая часть прав и обязанностей сторон при подготовке и рассмотрении дела, организационные моменты разбирательства, условия назначения и проведения экспертиз и иные процессуальные моменты подробно указаны в АПК и изменению не подлежат. На усмотрение сторон оставлена реализация прав на заявление отводов и ходатайств, запрос, представление и исследование доказательств, участие в прениях и т.д.

В третейском разбирательстве подавляющая часть организационных и процессуальных моментов определена условиями арбитражного соглашения, для постоянно действующих судов — также положением об их деятельности. Фактически, определение условий и порядка судебного разбирательства отдано «на откуп» сторонам.

Открытый и закрытый судебный процесс: что лучше?


Разбирательство в арбитраже по умолчанию открытое. Закрытым оно может быть объявлено лишь в отдельных, установленных законом случаях (например, суд может объявить рассмотрение закрытым, когда есть опасность разглашения гостайны или сделать это по ходатайству одной из сторон для сохранения служебной, коммерческой и иной тайны). Решения всех российских арбитражных судов публикуются централизованно на портале Высшего Арбитражного суда. Соответственно, любой человек, имеющий доступ в интернет, может ознакомиться с судебной практикой конкретного суда.

Разбирательство в третейском суде по определению является закрытым, если только стороны не договорились заранее об ином. Централизованных банков судебных решений не существует, их публикация законом не предусмотрена. Иными словами, сторона, собирающаяся воспользоваться правом на обращение в конкретный третейский суд, не имеет возможности заранее оценить его практику по той или иной категории дел. Возможность какого-либо внешнего наблюдения или контроля отсутствует.

Ведение протокола: часть «судебной волокиты» или насущная необходимость?


В арбитражном процессе ведение протокола судебного разбирательства – обязательное требование. Его оформление и порядок ведения подчинены строгим правилам, чтобы как можно более точно отразить то, что происходило в заседании. По завершении процесса обе стороны могут с протоколом ознакомиться, принести замечания и использования изложенную в нем информацию в процессе обжалования решения.

В третейском суде протокол может как вестись, так и отсутствовать. По общему правилу он ведется, но если стороны договорились об ином, то никаких протоколов судебного заседания не составляется. «Договоренность об ином» может быть выражена в виде части арбитражного соглашения или являться частью регламента деятельности постоянно действующего третейского суда. Каких-либо формальных требований к ведению протокола и возможности принесения замечаний на него законом не предусмотрено.

Обжалование решения суда: кому оно полезно, а для кого – лишнее


На решение арбитражного суда стороны вправе пожаловаться в вышестоящий суд. Обжалование происходит в установленном АПК порядке вне зависимости от каких-либо предварительных договоренностей и соглашений и является неотъемлемым правом каждой стороны.

Возможность обжалования решения третейского суда в вышестоящий компетентный суд (тот, который согласно федеральному законодательству правомочен рассматривать соответствующую категорию дел) в законодательстве не предусмотрена. Но если в третейском соглашении указано, что решение третейского суда является окончательным, в таком случае оно обжалованию не подлежит. Исключение – решения судов, созданных для рассмотрения конкретного спора.

Коренное отличие между арбитражным и третейским судопроизводством

Основная, принципиальная разница между разбирательством в арбитражном и третейском суде, из которой вытекают все остальные различия, состоит в двух моментах:

1. В арбитражном судопроизводстве существует презумпция того, что стороны спора равны в своих правах. И никакие положения заключенных между ними договоров (даже если в них указаны какие-либо ущемляющие права стороны по делу положения), не дают ни одной из сторон преимуществ при судебном разбирательстве.

Арбитражный процессуальный закон, строго обязательный к исполнению для всех участников судопроизводства, априори сильнее любых ранее заключенных договоренностей сторон, указанных в договоре или вне его. Таким образом, если в момент заключения договора какая-то из его сторон, хотя и не подписывая договор присоединения, тем не менее, находится в зависимом положении от другой стороны в связи с теми или иными обстоятельствами (например, при заключении договора подряда между крупным застройщиком и небольшой фирмой, когда подрядчику по вполне понятным причинам сложно диктовать свои условия в договоре), рассмотрение дела в арбитражном суде уравнивает «весовые категории» сторон и они подчиняются единым правилам и могут рассчитывать на правосудие и соблюдение их прав и законных интересов.

При третейском разбирательстве сторона, которая при заключении договора диктовала другой свои условия в силу каких-то причин, в суде будет продолжать диктовать эти условия, поскольку эту возможность предоставит ей подписанное сторонами арбитражное соглашение (являющееся частью договора).

Таким образом, получается, что положения договора выводят стороны за рамки действия единого централизованного процессуального закона. Из этого следует вывод, что для сторон эти положения договора — и есть закон. Отсюда же проистекает второе отличие.

2. Правила рассмотрения дела в арбитражном суде заранее формально определены, отработаны годами практики, «отточены» для наиболее эффективного применения и изменению вне зависимости от воли сторон не подлежат. Сторонам нет необходимости «изобретать велосипед», и все, что нужно — юридически корректно подготовить иск и обосновывающие документы.

Порядок третейского разбирательства в основном зависит от воли сторон. То есть истец должен не только подготовить иск и сопутствующую ему доказательную базу, но и совместно с процессуальным оппонентом организовать сам процесс судебного разбирательства.

Таким образом, более «сильная» (или просто оказавшаяся более хитрой) при заключении договора сторона имеет возможность организовать судебное разбирательство таким образом, что ее контрагент окажется лишен возможности защитить свои законные интересы.

Возможно ли перенести разбирательство в арбитражный суд, если в договоре указан третейский?

По общему правилу, при наличии в договоре пункта об арбитражной оговорке рассмотрение дела должно быть передано в третейский суд.

Но есть несколько исключений:

  • Можно попытаться подать иск в государственный суд. В этом случае все – на усмотрение такого суда. Он должен будет рассмотреть иск, если признает арбитражное соглашение недействительным, утратившим силу или невозможным для исполнения. Он должен оставить иск без рассмотрения, если любая из сторон заявит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора. Отсутствие заявлений влечет рассмотрение дела по существу.
  • Если арбитражная оговорка не включает в себя основания, по которым сторона обратилась в третейский суд (например, она установлена только для какой-то определенной категории споров), то сторона договора вправе, ссылаясь на это, возражать против третейского разбирательства и требовать передачи дела в арбитражный суд.
  • Стороны могут передумать. Наличие арбитражной оговорки не мешает сторонам пересмотреть способ разбирательства. Если они хотят, чтобы дело рассматривал государственный суд, он его рассмотрит.

«А в чем, простите, ваша заинтересованность?»

Если сторона договора, изучая планируемое для подписания соглашение, наблюдает в нем невинного вида арбитражную оговорку, у нее первым делом должна возникнуть мысль вроде «cui prodest?» – кому выгодно?

В чем именно причина заинтересованности стороны, предложившей эту оговорку, в третейском рассмотрении дела – особенно, если указан конкретный третейский суд? Без причины никто не станет менять привычный порядок вещей – а рассмотрение хозяйственных споров в арбитраже, что ни говори, является наиболее привычным способом в наше время. Значит, у данной стороны имеются какие-то свои соображения по его поводу. И не факт, что она поделится ими с потенциальным контрагентом.

Соображения эти могут быть любыми. Начиная с вероятности, что стороне просто надоели «арбитражные заморочки» или она считает, что в конкретном третейском суде стоимость рассмотрения потенциальных споров будет априори дешевле, чем в арбитражном, — и заканчивая возможностью излишне тесного знакомства данной стороны с судьями указанного в договоре третейского суда. А если несколько факторов складываются – например, если одна из сторон может рассчитывать на преференции в конкретном третейском суде, и при этом в арбитражном соглашении указано, что решение оного суда обжалованию не подлежит, — итог решения подобного «уравнения» не сулит ничего хорошего другой стороне.

Какими могут быть причины, если сторона, включившая в договор арбитражную оговорку, предлагает организовывать третейское разбирательство для каждого отдельного спора? В чем подвох, скажем, если в арбитражном соглашении изначально указано, что протокол судебного заседания вестись не будет? Каковы последствия закрытых судебных процессов, при том, что без протокола даже нельзя будет зафиксировать все происходящее?

В зависимости от конкретных обстоятельств варианты ответов, конечно, будут различны, но в любом случае эти вопросы сторона должна задать. И если не контрагенту, то хотя бы самой себе.

Нельзя забывать, что если изначально при заключении договора стороны находились в примерно равном положении, то арбитражная оговорка может предоставить одной из сторон практически неодолимое преимущество. Так, возвращаясь к варианту, когда одна из сторон фактически уверена в том, каким будет вердикт конкретного суда или судьи, а возможность обжалования этого решения изначально исключена, — в этом случае данная сторона полностью свободна в своих действиях. Она может совершать любые проступки и «безлимитно» нарушать права контрагента – все равно суд примет ее сторону. При этом никакого «вышестоящего» контроля или возможности переломить ситуацию для незадачливого контрагента уже не будет.

«А оно нам надо?..»

К сожалению, нередко бывает так, что при анализе предоставленного потенциальным контрагентом проекта договора другая сторона тщательно просматривает только пункты, касающиеся цены, возможного расторжения и штрафных санкций, а на те главы договора, где указана подсудность потенциальных споров, практически не обращает внимания. Да и в целом исходит из того, что стороны будут осуществлять свои права по договору добросовестно, и вопросов не возникнет.

Однако кто сказал, что контрагент, вписавший арбитражную оговорку, думает также? Более того, может возникнуть ситуация, когда весь договор изначально подписывается только ради присутствующего в нем арбитражного соглашения: как уже говорилось ранее, оно может дать одной из сторон поистине неограниченные возможности, включая стабильное обогащения за счет незадачливого контрагента.

Поэтому при любом появлении в договоре слов «третейский суд», сторона договора должна обдумать возможные причины этого и, соответственно, просчитать потенциальные «головные боли» после подписания такого договора.

«Что делать?»

Итак, как быть, если в договоре наличествует пресловутая арбитражная оговорка?

  1. Начать стоит с вопроса контрагенту: а почему, собственно, в договоре указан именно этот суд? Какие бонусы дает сторонам обращение туда?
  2. Если речь идет о постоянном третейском суде, то необходимо узнать о нем больше:
    • собрать информацию в интернете;
    • почитать отзывы людей, уже сталкивавшихся с этим судом;
    • обязательно изучить положение и регламент его деятельности;
    • уточнить размер и методику определения третейского сбора;
    • изучить список судей, которые трудятся в этом суде, по возможности собрать о них информацию, как минимум – не имеют ли они какого-либо касательства к делам или личности потенциального контрагента (держа в уме потенциально возможные причины отвода: они те же, что и в арбитражном процессе).
  3. Попытаться предложить контрагенту выбрать другой суд. Если он будет сильно сопротивляться и отказываться от изменения этого пункта, то нужно очень хорошо подумать о возможных причинах этого и понять, есть ли хоть какая-то выгода от рассмотрения дела в этом суде. А также принять решение, стоит ли вообще подписывать этот договор при подобной позиции контрагента.
  4. Если выбрать другой суд не удалось, а контрагент изначально составляет арбитражное соглашение с условием создания сторонами третейского суда, стоит постараться внести в это соглашение следующие моменты:
    • указать в нем принцип открытости судебного заседания (это даст возможность хоть какого-то внешнего наблюдения и контроля за проведением процесса);
    • проследить, чтобы в этом соглашении не было указания на отказ от ведения протокола;
    • обязательно предусмотреть отсутствие указаний на отказ от обжалования будущего решения;
    • «вооружиться» Законом об арбитраже и АПК и максимально подробно прописать в арбитражном соглашении все процессуальные условия потенциального разбирательства, чтобы позднее избежать разногласий при рассмотрении спора.

Итак, при исследовании возможных плюсов и минусов разрешения спора в третейском или арбитражном суде, стороне всегда стоит адекватно оценивать возможные результаты передачи дела в тот или иной суд. Только при понимании нюансов каждого вида судопроизводства и анализе обстоятельств каждой конкретной ситуации можно принять действительно взвешенное, обоснованное решение, о котором не придется жалеть вскоре после подписания договора.

Оставить комментарий

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz